Самый лучший фильм 3-ДЭ": вязаная кобура
24.01.11, 11:50

Фильм - Самый лучший фильм 3-ДЭ Ровно три года назад "вся страна" оказалась глубоко в унитазе, рванув на всероссийскую премьеру "Самого лучшего фильма", где режиссером выступил Кирилл Кузин. Никто, даже он сам, не догадывался еще, что присутствует при начальной точке размножения крупной кинофраншизы, продолжающей коммерческий проект, называемый Comedy Club. И хотя прилив первого уикенда сменился бешеным отливом: искупавшиеся в продукте творческо-коммерческого горения новых киноюмористов громко сказали свое "ФИ!", – сумма общих сборов (27,5 млн долларов в СНГ без Украины) вышла столь громадной, что, разумеется, пахла уже лишь новым азартом заработать.

Это хорошо почувствовали настоящие акулы бизнеса – и второй "номер" того же продукта уже был произведен годом позже не ТНТ, а Monumental Pictures (цитата из релиза: "Компания появилась в результате соглашения о сотрудничестве между Sony Pictures Entertainment и Patton Media Group). Шутка (постановщиком теперь был приглашен Олег Фомин) снова не удалась, однако фирменный кошелек не огорчился и заглотил выручку. Правда, получилось по всему СНГ 12, 85 млн долларов. Вдвое меньше, чем прежде, но все же больше затраченных четырех с половиной "лимонов".

И вот – старый, простите, поворот. Опять Кузин, Monumental Pictures и Comedy Club Production на страже бизнеса, ровным счетом ничего личного. "Задачами студии, – снова цитирую релиз, – являются производство и распространение художественных фильмов на русском языке". "Художественный" в данном контексте – всего лишь привычный перевод термина "игровой", но мы ведь с вами и рассуждаем на территории привычного.
Разумеется, "Самый лучший фильм 3-ДЭ" – произведение, равное двум предыдущим. Это бессмысленная и суетливая, но вялая до сведения скул и местами похабненькая история, разыгранная в целом не кинематографично и мало талантливо. Поэтому не стану здесь повторять всякие рассуждения о сути пародии, фильмах с продолжением, приличном юморе и тому подобных серьезных материях. Кому вдруг интересно сверить ощущения и соображения, легко найдет прежние тексты.


Однако справедливости ради надо сказать о некоторых отличиях этой фильмы от предыдущих.
Объектом осмеивания логично выбраны громкие отечественные кинокартины соответствующего периода "Адмирал", "Город мастеров", "Кандагар", "Стиляги", "Тарас Бульба", "Утомленные солнцем-2. Предстояние" и "Черная молния". Но пародируется не суть каждой из них (кроме, пожалуй, "Адмирала": гробоподобный корабль "На вечную память" символизирует изрядный псевдопафос картины), а внешне узнаваемые моменты.
Эти кинопроизведения, по сюжету третьего "Самого лучшего фильма", – участники вымышленного конкурса на звание самого лучшего фильма страны. Так авторы пытаются похихикать над недоступными им церемониями "Золотого Орла" и "НИКИ" (которые, мол, хотят "уложить" "дядю Оскара" – обратите внимание на призовую фигурку, если станете смотреть). Однако проработки деталей не хватает, и получается тускло.

Публицистической, так сказать, основой пародии предполагалась антипиратская идея. Но и здесь случился облом. Во-первых, это зло аудиторией Comedy Club не оценивается как подлинная мерзость – а создатели фильма откровенно идут у своей преданной публики на поводу. Во-вторых, трудно действительно высмеять ситуацию, к которой не знаешь, как относиться, тем более – как с ней справиться. Я уж промолчу о совершенно дикой сценарной завязке всей коллизии (с укладыванием коробок с фильмами в сейф при полном зале фестивального люда и последующем их похищении) – почему-то считается, что в пародийных опусах концы могут не сходиться с концами. Да и с началами тоже.
Но тогда это не пародия, а трэш.

Тем не менее, предпринята попытка найти явный сюжетный ход. Им стала классическая необходимость подмены: фильмы случайно попадают к самодеятельному режиссеру Максу Утесову (Гарик Харламов) на время, он губит единственные копии. Значит, придется переснять. Быстро, за несколько дней. Сей процесс мы и наблюдаем – но не в плотной череде крепких гэгов и отчетливых смешных поворотов, а в откровенном мельтешении обстоятельств. Действие скачет так шустро, что мне, например, не уразуметь: то ли вся эта суета маскирует осознаваемый авторами бред, то ли они не понимают значения паузы в юморе.
Впрочем, искренне допускаю, что это я – откровенный тормоз. Что у меня "другая природа юмора", как формулирует господин Харламов. Но если иные непосредственно пародируемые куски и кажутся мне забавными (все же, первоисточники помогают), то обвязка их удручает.

Из всего наворота событий и персонажей запомнилось немного. Артист Александр Балуев, ловко и тупо-механистично, как тетушки в очередях, управляющийся со спицами: его герой, очередной высокопоставленный бандит, буквально – вяжет. Подручный этого типа – ласково одетый в хэндмэйд шефа: особо хороша вязаная с узорчиком кобура (эх, если бы все выдумки были бы такого уровня… не зря бы вспоминался тут "Голый пистолет"). В обоих случаях комический эффект достигается из контраста формы и содержания.
И безупречен Михаил Ефремов в синем халате, берете и очках, изображающий учителя труда, которого окружают его уменьшенные клоны – ученички (эдакий привет из ретро-кино, навеянный, надо полагать, "Стилягами"), "строгающие" гробы. Отменно придуманный и исполненный образ.

Наверное, не надо и мечтать, чтобы все пародии Comedy Club были сходного уровня, но совершенно ясно, что участие хороших артистов несколько облагораживает предприятие в целом. Пусть даже при заданных условиях игры их присутствие номинальное, почти фотографическое. Актеры, скажу в который раз, не виноваты.
Кстати, целых две шуточные реплики в картине легко поворачиваются в защиту играющей братии. "Почему во всех фильмах снимаются одни и те же актеры?" – недоумевают зрители в конкурсном кинозале, "дублируя" вопль (одних и тех же) критиков, уставших лицезреть сборную команду телезвезд двух каналов на большом экране.
"Кто хочет сняться в хорошем кино?" – спрашивает незадачливый наш режиссер-любитель Утесов, возвышаясь посреди хануриков в стоячей распивочной. "Михаил Пореченков хочет сняться в хорошем кино", – мрачно отвечает один из них. Полагаю, авторы стремились высмеять Пореченкова. А сами себя и высекли.

Тут нащупывается совсем нехитрое и "второй свежести" соображение: отечественные кинематографисты как угробили отечественное кино, так и (многие, многие) продолжают плясать на его могиле. Увы, патриотического некрореалистического блокбастера не получается, ибо классические некрореалисты-паралельщики, хоть и начинали как сугубо самодеятельные авторы, преследовали вовсе не коммерческие цели.
А сия франшиза деньги из публики выжимает, причем преимущественно затупившимися лет сто назад остротами – то задницу помянут, то похоронного гримера Аскольдом назовут. "В нашем фильме нет ни одной плоской шутки", – радостно заманивает зрителя Гарик Харламов в трейлере, после чего на его изображение падают компьютерно-тяжелые буквы, превращая фигурку юмориста в 2D-контур; на этой сугубой "правде", видимо, смеховая энергия и завершилась. Достаточно увидеть сей рекламный ролик, чтобы на фильм уже не ходить.

Впрочем, я забыла главное. То самое 3-ДЭ, игру на все еще привлекательной все еще новинке. Отдаю должное авторам: попытались поставить техническое достижение на службу сюжету. И в паре случаев им удалось изобрести нечто оригинальное – хотя больше в форме, чем в содержании. Первый: во всех кадрах, имитирующих публику в кинозале, перед реальными зрителями торчат запечатленные спины. Намек на эффект присутствия.
И второй – когда мужик с чайником ходит за вождем мирового пролетариата по коридорам Смольного в пародии на классический фильм "Человек с ружьем" Сергея Юткевича (1938). Хрестоматийные черно-белые композиции в 3D шокировали меня гораздо сильнее, чем мгновенное превращение образа Ленина в Упыря. Понимаю, что здесь реакция публики может разниться, но публики в любом случае не молодой: кто-то возбудится за такого Упыря и в суд подать (особенно сейчас, когда начались очередные политические движения вокруг Мавзолея). А новые поколения так же спокойно отнесутся к "объемному" Ленину, как встретили раскрашенного Штирлица.

Кстати, в том самом конкурсе на "самый лучший фильм" побеждает (уж не знаю, насколько закономерно и "контекстно") именно перелицовка советской классики – опус Макса Утесова "Тайна вождя".
"А мне нравится", – говорит, глядя на экран, парикмахер Зверев в роли парикмахера Зверева, обозначенный в титрах, среди иных, как celebrity Зверев. Ну, вот адресата своего детища авторы фильма и назвали, никто их за язык не тянул.

Осталось напомнить, что 4D – это когда кресло под зрителем трясут, а в 5D – всякие-разные запахи в зал пускают. Или наоборот? В общем, ждите.