8 июня 2009 - 12:29

Кинотавр в Сочи. Катя Вуличенко и Настя Цветаева Две темы определили церемонию его открытия – благодарность и память. Хотя началось все с неожиданного обертона в приветствии от имени Президента Дмитрия Медведева, которое зачитал специальный его представитель Михаил Швыдкой. Все как обычно: "Поздравляю с таки важным событием… "Кинотавр" много лет...", а затем: "Ваш фестиваль славится свободой творчества… двадцать лет сложной, но необычайно свободной жизни…". Не очень понятно, имелась в виду свобода устройства смотра отечественного кино или вольность создания фильмов, но это и неважно: давненько в нашем кинематографе не говорили об этом. То ли со свободой все в порядке, то ли так неизбывно плохо, что нет смысла царапать раны, то ли она скоро кончится…

Швыдкой улетел по другим делам, ему вслед группа "Чайф" запела "Время не ждет", а на экране пошла нарезка кадров, где, как обычно, тело отечественного кинематографа было представлено лучшими головами (крупные планы же) режиссеров и актеров, без деления на "своих" и "чужих". Показывали видных людей на кинотавровской синей в звездах дорожке (хотя изображение перевели в черно-белый формат – хроника же), и за признанием или уже в нем "рядом шли" те, кто сейчас подает друг на друга в суд и не подает руки. Проходы перемежались кадрами со съемочных площадок, и этот простой прием был очень нагляден: без труда не будет и наград. О чем редко думает публика, на курорте особенно страстно желающая забыть о работе.

Александр Роднянский и Игорь Толстунов, председатель попечительского совета и генеральный продюсер фестиваля соответственно, в своем первом коротком выходе благодарили тех, кто "наверху" – от господ Черномырдина и Путина, Матвиенко, Игнатенко и Сысуева, губернатора края Ткачева и мэров Сочи разных лет ("Фестиваль не мог бы выжить усилиями только тех людей, кто в этом зале"), и тех, кто "внизу" процесса и как раз в этом зале уже сидит и еще подъедет.
После чего группа Мириам Сехон очень классно затянула песню "Этой ярмарки краски…" – медленнее привычного раза в четыре. Опять пошла нарезка кадров, теперь уж с вручением призов "Кинотавра" в разные годы, и все ждалось, что сейчас музыканты наконец грянут, но художественная логика оказалась тоньше: в финале фрагмента Олег Иванович Янковский приклеил себе усы и надел зеленую треуголку барона Мюнхгаузена.


читать дальше